Русская Италия

Dodici Wine – история авторских, коллекционных, исключительных вин, вдохновленные российским кинематографом.

Dodici (в переводе с итальянского означает «12» — в наименовании бренда зашифровано название одноимённого знаменитого фильма Никиты Михалкова, — прим. ред.). Компания была основана в 2010-м году Константином Тувыкиным в партнёрстве с российским режиссером. Линейка вин включает 15 наименований (от базовых до коллекционных с потенциалом выдержки 50 лет). Энолог винодельни — Рикардо Котарелла, человек-легенда, стоявший у истоков возрождения виноделия всей Италии. Компания поставляет вина по всему миру, включая Россию — в собственную сеть фирменных винных бутиков Dodici Wine & Boutique, рестораны Dodici Wine & Kitchen, а также по всей стране — от Калининграда до Хабаровска. О старых и новых европейских традициях, разнице в менталитете, будущем, экспериментах, специфике агротуризма в Италии и перспективах виноделия в России Степан Тувыкин, владелец винодельни Dodici Wine, рассказал Дмитрию Алексееву, основателю проекта 50 Best Tastes of Russia.

Сегодня успехи вашей компании очевидны, вина знамениты и популярны далеко от самой Италии, можно узнать — с чего всё началось?

В 2009-м году у отца появилась идея приобрести, либо построить дом в Италии. Но у нас большая семья и активная жизненная позиция. Изначально принципиально рассматривались только объекты с собственным производством. Выбор остановился на хозяйстве La Madonna в Татти (Тоскана) — с виноградниками и небольшой винодельней объёмом производства 20-25 тысяч бутылок в год. Возраст этой деревни тысяча лет, двум маленьким домикам на нашем участке – около 300 лет.

Предположу, что такого объёма производства и площади виноградников не хватило?

Абсолютно точно. И вскоре началось строительство — новая винодельня уже была архитектурно «вписана» в ландшафт местности. Был создан идеальный, натуральный цикл производства, обеспечивающий постоянную температуру, влажность в течение всего года, что принципиально для виноделия и хранения вин. Также были приобретены виноградники в Гаворрано и Поджо-Гоббо. На сегодня из красных сортов у нас произрастает мерло, каберне совиньон, санджовезе, чильеджоло. Из белых: вионье, верментино и совиньон блан.

Основатели винодельни Dodici Wine — Никита Михалков, Константин и Степан Тувыкины. Производство вин находится в Тоскане, Италия.

Кстати, а как соседи, будущие конкуренты из числа местных виноделов отнеслись к такой инициативе? Итальянцы – вообще люди достаточно ревнивые, а тут вдруг – русские, да ещё с амбицией производить вина на самом высоком уровне…

Наверное, как и везде, когда приезжаешь на новое место. Сначала подшучивали, не верили, что получится. Но в итоге приняли. Конечно, в каких-то вопросах сложно найти общий язык — менталитет совершенно другой. Но главное — наши вина быстро начали пользоваться интересом и популярностью и у итальянцев.

Как лично вы пришли к виноделию?

C детства я помогал отцу с виноградниками. Удивительно чувство – наблюдать, когда компания растёт вместе с тобой. Затем получил образование в Италии, окончил University of Gastronomic Sciences. И всё время обучения работал на винодельне, впоследствии возглавил её.

Какое ваше любимое вино — собственного производства?

«Очи чёрные», названное в честь одного из самых известных русских романсов. Насыщенное, рубиновое, с оттенками вишни, черники, пряностей, ванили и сладких специй.

Насколько в Италии и в России отличаются вкусы, отношение к винам?

Итальянцы очень консервативны, в основном пьют вина из своего родного региона. К примеру, если человек из Сиены — тогда он привык к 100% санджовезе. И даже, если есть бленд — допустим, 50% санджовезе, 50% каберне совиньон, это скорее всего его не устроит. Ведь всю свою жизнь он пил именно такое вино. В России, конечно, пока не может быть такого подхода – просто потому, что виноград растет не везде. Но сфера активно развивается, люди начинают массово разбираться в сортах, технологиях. То же самое касается гастрономии. Фактически современные рестораны появились в России только в 90-е. А сейчас в Нижнем Новгороде, Питере, Сочи уже много проектов, уровню которых могут позавидовать и мишленовские рестораны в Европе. Отличная тенденция — Россия выходит на мировой рынок.

Многие итальянцы за последние годы открыли производства сыров, мясных деликатесов, пиццерии, кондитерские – по своим традиционным и неизменным технологиям в России. Россияне открывают винные хозяйства в Италии – и это прекрасно. Обмен культур, идей, вкусов, технологий, опыта. Кстати, какие ваши предпочтения – насколько хорошее, сложное вино в принципе нуждается в особом гастрономическом аккомпанементе?

Мне близок простой подход к этому вопросу. Белое — к рыбе, красное — к мясу. Мне кажется, этого достаточно. Хотя часто я нахожу новые, очень интересные эногастрономические сочетания. Например, недавно в ресторане Red Wall в Нижнем Новгороде нашёл безупречную пару к нашему белому, сладкому, десертному вину из вионье — пате из фуа-гра с бриошью и луковым джемом. Идеально! Фуа-гра, кстати, была российского производства.

А что-то слышно о винах российского производства — в Италии?

 

Я, конечно, в силу специфики профессии стараюсь следить за тенденциями. И у некоторых российских виноделен, на которых работают ведущие энологи из Европы, давно вина отличного уровня. Не отличишь, откуда это вино – из России или, к примеру, Италии. Но в самой Италии нет российских вин. Разве что коллеги обсуждают темы новостей — Крым, большие инвестиции. Но попробовать российские вина в Италии пока нигде нельзя.

Мне кажется, пока разница в менталитете потребителя вин в России и Европе всё ещё значительна. Недавно многие у нас вообще предпочитали по странной советской традиции только сладкие вина. Много было анекдотов. В Париже в трёхзвёздном мишленовском ресторане офис крупной российской компании отмечает сделку. «Принесите самую дорогую бутылку вина». Пробует – «принесите сахар, пожалуйста». Такое в вашей практике случалось?

С Россией нет. Но был похожий случай – в Китае. Мы отправляем туда примерно один раз в три года целый контейнер — 20 тысяч бутылок. Так вот, привезли вина на дегустацию, человек берёт даже не винный бокал — стакан. Наливает в него красное вино, просит лимон, выдавливает туда сок, выпивает… Но ему понравилось!

Кстати, а как вы относитесь к энологическим экспериментам – в рамках разумного, конечно?

Мне кажется, один из главных трендов сегодня – моно-вина, созданные на основе одного сорта винограда. Чистый вкус – идеальное решение, чтобы почувствовать и подчеркнуть ноты и ароматы в вине. Но вместе с тем любая современная винодельня, на мой взгляд, должна быть готова к поиску нового. И мы не исключение. В нашем российском офисе часто говорили о хорошем спросе на петнаты (от фр. Petillant Naturelle — натуральное игристое, — прим. ред.), мы никогда ими не занимались. Решили попробовать, произвели тысячу бутылок – 2 разных: из 100% верментино и из 100% чильеджоло. Получилось нечто невероятное!

В мире виноделия Италия славится сильной государственной поддержкой собственного производителя. Расскажите, пожалуйста, в чём именно она заключается?

Дотаций много. По сути, на каждый евро, мы что-то получаем обратно. Недавно приобрели машину по уничтожению сорняков на винограднике. Вернётся 40% от её стоимости. Это не значит, что я оплатил чек в магазине, и мне тут же вернут часть на карточку. Условно в течение нескольких лет сумма вернётся в качестве налогов. Когда заливаем вино в цистерны — где оно проходит ферментацию. Если мы декларируем, что не будем «трогать» цистерны ещё полгода, также получаем определённые деньги. И это уже сразу на счёт — контроль оборота вина в регионе. Вся система довольно сложная и зависит от зоны (винодельческий субрегион – прим. ред.). В зоне Болгери в отличие от нас дотации намного меньше, а земля — наоборот дороже. Кстати, я получаю больше дотаций, чем многие виноделы соседи старшего возраста — молодой предприниматель. Здесь всё досконально прописано. Если захотите купить в Италии, допустим, 10 гектаров виноградников и рядом построить винодельню — не получится, придётся ждать. Сначала нужно получить квоты – на посадку винограда. И даже просто купить землю, допустим, под посадку помидоров, нельзя. Сначала потребуется приобрести дом — и чтобы было достаточно жилой площади.

Насколько сильна конкуренция со стороны крупных компаний?

Всё на самом деле просто — или массовое производство, или семейное, крафтовое. Мы свой выбор уже сделали. И нас не пугают крупные производители. Также в зоне есть такие же винодельни — семейные, со схожими ценностями, историей. С продукцией — как дороже, так и дешевле. Есть конкуренция, но она не такая, чтобы производители еле выживали. И менталитет в этом плане довольно дружелюбный: если на дегустации винодельни нет мест, но приходят новые гости, им обязательно посоветуют соседнюю винодельню с хорошими винами такого же уровня.

Много отличий в торговле вином?

Очень много. У нас всё время работает доставка вин – когда не работали рестораны, это сильно спасало. У нас есть два вида доставки – почтой, в таком случае это 48 часов по всей стране. Или собственная – в радиусе 100 км, как правило, в течение одного дня. В Италии давно существует и популярна подписка на вино — допустим, каждый месяц вы заказываете 3 ящика любимого вина. В России пока такого нет.

Ваша мечта?

Чтобы о нашем вине узнал весь мир. Планов на самом деле очень много. Думаем об открытии одноименного ресторана. Так часто бывает в сфере агротуризма в Италии – начали с небольшого винного бара, впоследствии доросли до большого отеля. Возможно, скоро откроем и резорт Dodici. Конечно, рассматриваем для развития бизнеса и Россию. Но мне кажется, что пока немного рановато для нас. Посмотрим, как будет развиваться рынок, спрос, потребитель. Пока же это очень большие инвестиции и риски.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также